?

Log in

No account? Create an account
Одолеем Бармалея! - Олег Етеревский [entries|archive|friends|userinfo]
Oleg Eterevsky

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Одолеем Бармалея! [16 November 2006|16:35]
Oleg Eterevsky
[Tags|, , ]

Спасибо asmud за ссылку на абсолютно неизвестную сказку Чуковского, написанную им в годы войны. Сказка оказалась исключительно кровожадная и не менее заглюченная. (Да над нами самолёт, / В самолёте — бегемот, / У того у бегемота / Скорострельный пулемёт.)

Под катом приводится полный текст сказки, который я переверстал и немного причесал. Советую прочитать его, вдохновиться и задуматься, насколько же с тех пор поменялась наша мораль.

Корней Чуковский, СС, т.1, Терра — книжный клуб, 2001

Корней Чуковский. Одолеем Бармалея.

От автора

За далёкими морями, у подножия Синей горы, над быстрою рекою Соренгою, есть маленькая страна Айболития. Правит ею доктор Айболит, румяный, седой и добрый. Главные жители этой страны лебеди, зайцы, верблюды, белки, журавли да орлы, да олени.

Рядом с Айболитией — звериное царство Свирепия. Там, среди пустынь и лесов, живут ягуары, шакалы, удавы, носороги и другие кровожадные звери. Царь этой страны — Бармалей. Горе тому, кто заблудится и попадёт в его царство!

Но, к счастью, вдали, на широкой равнине есть могучая страна Чудославия. В этой стране миллионы героев, и среди них — знаменитый боец, доблестный Ваня Васильчиков. Послушайте, как он одолел Бармалея и спас Айболитию от ужасного нашествия диких зверей.

Часть первая

1

Злая-злая, нехорошая змея
Молодого укусила воробья.
(Больно воробышку, больно!)

Захотел он улететь, да не мог,
И заплакал и упал на песок.
(Больно воробышку, больно!)

И пришла к нему беззубая старуха,
Пучеглазая зелёная лягуха.
(Жалко воробышка, жалко!)

За крыло она воробышка взяла
И больного по болоту повела.
(Жалко воробышка, жалко!)

Из окошка высунулся ёж:
«Ты куда его, зелёная, ведёшь?»
«К доктору, миленький, к доктору!»
«Подожди меня, старуха, под кустом,
Мы вдвоём его скорее доведём —
К доктору, к доброму доктору»

2

Но такая кругом темнота,
Что не видно в лесу ни куста.
И они заблудились в пути
И не знают, куда им идти.

Только вдруг прибежал светлячок,
Он чудесный фонарик зажёг:
«Идите за мною, друзья,
Мне вашего жаль воробья!»

И они побежали бегом
За его голубым огоньком.
И видят: вдали под сосной
Домик стоит расписной,

И там на балконе сидит
Добрый доктор, седой Айболит.
Он галке крыло перевязывает
И кролику сказку рассказывает.

3

У входа встречает их
Ласковый слон
И к доктору тихо
Ведёт на балкон.

Но плачет и стонет
Больной воробей,
Он с каждой минутой
Слабей и слабей:
Пришла к нему смерть воробьиная!

И на руки доктор
Больного берёт.
И лечит больного
Всю ночь напролёт.

И лечит, и лечит его до утра.
И вот поглядите — ура! ура! —

Больной встрепенулся,
Крылом шевельнул.
Чирикнул: чик! чик!
И в окно упорхнул.
«Спасибо, мой друг,
Меня вылечил ты!
Вовек не забуду
Твоей доброты!»

4

А там у порога толпятся убогие:
Слепые утята и белки безногие,
Хромой лягушонок с больным животом,
Худой кукушонок с подбитым крылом
И зайцы волками искусанные.

И лечит их доктор весь день до заката,
И вдруг засмеялись лесные зверята:
«Опять мы здоровы и веселы!»

И в лес убежали играть и плясать,
И даже спасибо забыли сказать,
Забыли сказать до свидания!

5

А доктор усталый свалился на стул,
Зевнул, улыбнулся и сладко уснул.

Но тотчас же кто-то
Стучится в ворота:
«Ах, доктор, скорее
Спаси бегемота!
У бегемота икота!
Только икнёт бегемот,
Бедное наше болото
Так ходуном и пойдёт!
Даже слоны и удавы
Летят, кувыркаясь, в канавы!»

«Нет, не пойду я
Лечить бегемота,
Мне бегемота
Лечить неохота:

Ваш бегемот —
Кровожадный злодей,
Он задушил четырёх лебедей!»

Но тут прибежали
К нему носороги,
Они закричали
Ему на пороге:

«Спасите гориллу,
Горилла больна;
Живую осу
Проглотила она!»

«Ну что ж!
Поделом!
Проглотила осу!
Я злую осу
Ни за что не спасу!

И злая горилла
Пускай себе мучится,
Пока от обжорства
Она не отучится!»

Но тут к Айболиту стучится волчица
«Я тоже хочу у тебя полечиться!»
«А чем ты хвораешь?»
«Да зубы болят.
Я съела сегодня
Двенадцать козлят!

«Ступай себе, злая!
Лишь добрых лечу я,
Тебя, кровопийцу,
Лечить не хочу я!»

6

Рассердилася волчица:
«С ними нечего возиться, —
С индюшатами, с ежами,
Да с козлятами!
Если кто и околеет,
Их никто не пожалеет!»

И сказала бегемотица:
«Ишь нашёл о ком заботиться.
Это всё простой народ,
Не беда, коли помрёт».

И акула Каракула
Рот широко распахнула:
«Ты лечи моих детей,
А воробушков не смей!»

И оскалился шакал,
И зубами застучал:
«Нам не надо докторишек
Для каких-то воробьишек!
Мы сейчас тебя съедим,
Никому не отдадим!»

7

Но смело глядит
На врагов Айболит:

«Ну что же!
Я в вашей власти!
Рвите меня на части!
Хватайте меня
И глотайте меня!
Но знайте, злодеи:
Несметная рать
Будет меня защищать!
Она не простит,
Отомстит,
Она за меня постоит!»

А лютые звери всё злее и злей.
Не будет пощады от лютых зверей.
Ужасны их зубы, рога и копыта,
Они растерзают, убьют Айболита.

Бедный, седой Айболит!
Кто же его защитит?

Тут в окно к нему влетает
Воробей:

«Ты не бойся, добрый доктор,
Не робей!

Не расстанусь, добрый доктор,
Я с тобой,

За тебя я, добрый доктор,
Выйду в бой.

Ведь сегодня, добрый доктор,
Ты меня от смерти спас!
И за это, добрый доктор,
Я спасу тебя сейчас».

И оскалилась горилла,
И рыча проговорила:
«Мы — свирепые зверюги,
Мы — кровавые злодеи,
Никого мы не жалеем,
Кто добрее и слабее.
Мы зубами, мы когтями,
Мы копытом и клыком
Этих тварей беззащитных
Растерзаем, загрызём».

Часть вторая

1

Война! Война!
Со всех сторон
Дом Айболита окружён!
В саду — моржи, а на дороге —
Гиены, тигры, носороги!

«Ну, доктор, выходи-ка в бой!
Теперь сразимся мы с тобой!»

И поставили злодеи
Девятнадцать батарей,
У двадцатой батареи —
Сам разбойник Бармалей.

Он стоит и не шевелится,
В Айболита прямо целится.

Шестьдесят четыре пушки
Он поставил на опушке,
И с акулою вдвоём
Схоронился за ручьём,
И смеётся, и хохочет,
И кривую саблю точит:
«Ну, теперь-то Айболит
От меня не убежит!»

Отвечает добрый доктор:
«Погоди же ты, зверьё!»
И скликает добрый доктор
Войско верное своё:

«Вы, кузнечики,
Разведчики,
Побегите по полям
К тем зелёным тополям,
И спросите поскорей
У сорок и снегирей,
Где пехота
Бегемота —
У реки
Иль у болота,
Чтобы наши журавли
Разбомбить её могли.

И поставьте у калитки
Дальнобойные зенитки.
Чтобы наглый диверсант
К нам не высадил десант!

Ты, лягушка-пулеметчик,
Схоронися за кусточек,
Чтоб на вражескую часть
Неожиданно напасть

Вы, орлицы-партизанки,
Сбейте вражеские танки,
И пустите под откос
Бармалеев паровоз!

Ты же, милый воробей,
В поле вылети скорей,
И лети, лети стрелою
За мохнатою пчелою,
Чтоб мохнатая пчела
Бармалея прогнала!»

2

Злобно хохочут
Акулы и волки:
«Нет, Айболит, не спасут тебя пчёлки.
Мы навсегда захватили твой дом
И никогда из него не уйдём!»

Но с жужжанием весёлым
Из окошек и дверей
Налетели пчёлы, пчёлы,
Пчёлы, пчёлы, пчёлы, пчёлы,
Пчёлы, пчёлы, пчёлы, пчёлы,
Пчёлы, пчёлы, пчёлы, пчёлы
На испуганных зверей.

И давай колоть их жалами,
Словно острыми кинжалами.

Укусили бегемота,
И от боли бегемот,
Рот разинув, как ворота,
Так и грохнулся в болото
И белугою ревёт.
А они не унимаются,
Пуще прежнего кусаются.
Испугались носороги,
Побежали по дороге,
И в испуге носорог
Носорогу сел на рог.

А над ними пчёлы тучею,
Так и жалят, так и мучают.

И на веточке весёлый
Распевает воробей:
«Ай да пчёлы!
Вот так пчёлы!
Всех зверей они сильней
И умнее и храбрей!»

И звенят над ними птенчики,
Словно звонкие бубенчики:
«О, хвала тебе, хвала!
Трудовая, Боевая,
Беспощадная
Пчела!»

Часть третья

1

Победа! Победа!
Но враг не разбит!
Злодей Бармалей за рекою стоит.
Он стоит,
Бармалей, и позёвывает,
На цветы луговые поплёвывает,
А слюна у него ядовитая:

Где ни плюнет, там змеи и ящерицы.

Он стоит со своими удавами,
Со своими волками кровавыми.
Вкруг него павианы поганые
На траве развалилися пьяные.
Он стоит над весёлыми сёлами,
Над полями стоит он весёлыми
И бормочет бессмысленным голосом:

«Истребить! Погубить!
Уничтожить! Убить!
Погубить! Разбомбить!
Ни людей,
Ни детей —
Никого не щадить!»

А за ним крокодилы с гориллами,
С кабанами его тупорылыми
Повторяют и ночью и днём:
«Загрызём! Искалечим! Убьём!»

Долго доктор Айболит
На разбойника глядит:
«Делать нечего!
Придётся
С этой гадиной бороться,
А иначе весь народ
От чудовища умрёт, —
Никого из людей не останется,
Лишь акулы да тигры зубастые".

2

Но тут прилетели четыре дрозда,
Четыре дрозда из большого гнезда,
Они закричали:
«Беда! Беда!
Бегите скорее в убежище!»

И сразу во тьме, как четыре гудка,
Вдали замычали четыре быка:
«Тревога! Тревога! Тревога!»

Вышел доктор на балкон, Тихо в небо глянул он:
«Он летает над болотом,
Реет бреющим полетом,
Чуть пониже тополей,
И строчит из пулемёта
В перепуганных детей".

Ой, беда! беда! беда!
Мчатся дети, кто куда.
И зайчата бегут
За ежатами,
И кричат, и ревут,
И визжат они

Он взлетел под небеса,
Чёрным вороном взвился
И бросает бомбы, бомбы
На луга и на леса.
И вздыхает и грустит
Добрый доктор Айболит:

«Кто же,
Кто же
Мне поможет?
Кто пирата уничтожит?
Кто взовьётся и собьёт
Этот чёрный самолёт?»

«Я!» — чирикнул воробей,
Прыгая среди ветвей:
«Иль погибну я в бою,
Или я его собью!»

3

И помчался воробей
Мимо вражьих батарей:
«Вылетайте же за мною,
Восемнадцать журавлей!»

И взлетели над полями
Журавли за журавлями,
И в атаку понеслись:
«Ну, проклятый, берегись!»
Налетели на зверюгу,
Окружили самолёт,
И захрюкал с перепугу
Ошалелый бегемот.

Над темными равнинами
За ним они летят,
И длинными-предлинными
Носами журавлиными
Долбят его, долбят.

Всего его истыкали,
Истыкали, как пиками,

Истыкали, изранили,
Проткнули, протаранили,
И всё ещё долбят его,
Долбят его, проклятого,
Долбят, долбят, долбят:

«Так вот тебе! Так вот тебе,
Бессовестный пират,
Чтобы не смел расстреливать
Беспомощных ребят!»

И глядите: закружился,
Завертелся самолёт,
И свалился, и разбился
Стопудовый бегемот.

И доктор с поклоном сказал журавлям:
«Спасибо, спасибо, отважные, вам".

Потом удалому сказал воробью:
«Вовек не забуду я службу твою".

И птицы в ответ:
«Мы служить тебе рады,
Скорее бы сгинули лютые гады!»

Часть четвертая

1

Но бой не стихает.
И вот поутру
На тихой поляне в сосновом бору
Весёлое слышится радио:

«Мы сегодня взяли в плен
Сто четырнадцать гиен,
Захватили десять дотов,
Восемнадцать самолётов,
Сто один мотоциклет,
Сто один велосипед,

Нам досталися трофеи:
Сто четыре батареи,
Триста ящиков гранат,
Полевой аэростат
И сто двадцать миллионов
Нерасстрелянных патронов.

А когда врага мы гнали
До исходных рубежей,
К нам тайком перебежали
Триста семьдесят моржей:
«Не хотим служить бандиту,
А послужим Айболиту!»

Отступая, враг поджёг
Лебединый городок,
Но орлицы без усилий
Всё крылами погасили,
А у города Эн-Эн
Мы гориллу взяли в плен
И спасли пятьсот тюленей
Из разрушенных селений.

Правда, враг еще силён,
Так и прёт со всех сторон.
У него на левом фланге —
Лютые орангутанги,
А на правом — сто полков
Бешеных волков.

Но уже близка победа
Над ордою людоеда.
«Скоро, скоро будет он
Побеждён и сокрушён
Окончательно!»

2

Но тих и печален седой Айболит.
Он, тяжко вздыхая, на камне сидит
И звонкое слушает радио.

И думает он о великих бойцах.
О их благородных и смелых сердцах,
Погибших за вольную родину.

Но вдруг прилетели к нему журавли:
«Мы светлую радость тебе принесли!»
(Слушайте! Слушайте! Слушайте!)

Чудесная есть на востоке страна,
Державою славы зовётся она.
(Слушайте! Слушайте! Слушайте!)

Свободна она и сильна, и горда,
Врагу не сдаётся она никогда.
(Слушайте! Слушайте! Слушайте!)

И витязей много могучих у ней,
Но всех благородней, сильней и храбрей
Доблестный Ваня Васильчиков.

Он шлёт тебе, доктор, сердечный привет
И так говорит: «Если злой людоед
Ворвётся в твою Айболитию, —
Он мигом на помощь к тебе прилетит
И недруга лютого он сокрушит.
Со всем его бешеным полчищем!»

И рад Айболит,
И ликует народ:

«Теперь-то злодей не прорвется вперед.
Прогнать Бармалея от наших ворот
Поможет нам Ваня Васильчиков!»

Часть пятая

И вечер настал.
И на тихой поляне
Смеются и пляшут веселые лани,
И белки, и зайцы, и лебеди.
А доктор в раздумьи
Сидит за столом
С отважным оленем
И мудрым орлом,
И план обсуждает большого сраженья,
Чтоб завтра врагу нанести пораженье.

Сидит и не знает,
Что тайной тропой
Сюда пробралася
Из чащи лесной
Коварная злая лисица.

Что к самому дому,
Подкралась она,
Что встала злодейка
Во тьме у окна
И в тёмной крапиве таится.

Сюда подослал ее сам Бармалей,
Но доктор не знает,
Не знает о ней,
И речи ведёт откровенные

Сто тысяч бойцов
На врага я веду.
Но горе: у нас
Не хватает снарядов!»

«А где же снаряды?» —
Орёл закричал.

И доктор в ответ:
«Меж утёсов и скал
На Синей горе
Под сосной одинокой
Я сам закопал их
В пещере глубокой!»

«Скорее за ними! —
Воскликнул олень. —
Уж ночь посветлела
И близится день».

И вдаль поскакал он
По тихой поляне,
И следом за ним —
Быстроногие лани.

Ни слова не вымолвил
Мудрый орёл.
Взмахнул он крылами
И в небо ушёл —
К той Синей горе,
К той вершине далёкой,
Где скрыты снаряды
В пещере глубокой.

И стаи орлов
Над лесами взвились,
И в звёздное небо
За ним понеслись.

И ласково доктор
Глядит им вослед:
«Теперь злодеям
Спасения нет!..

Победа за мною!»

А злая лисица
Шмыгнула в кусты
И к разбойнику мчится.
И всё, что подслушала
Там у окна,
Сейчас же ему
Рассказала она.

И весело крикнул
Злодей Бармалей
Своим кровожадным
Шакалам:
«На Синюю гору
Бегите скорей,
К далёким утёсам
И скалам,
И там динамитом
Взорвите тайник,
Где спрятал снаряды
Безумный старик!»

И мигом шакалы
Умчалися вдаль,
И рад людоед,
И рукою кровавой
В награду даёт он
Лисице лукавой
Живой сколопендры
Большую медаль,
И орден мокрицы,
И орден гиены —
«За ложь»,
«За коварство»,
«За подлость измены»...

А доктор на тёмном
Балконе стоит
И в темнее небо
С балкона глядит.

О, если б скорее
Сквозь чёрные тучи
До синей вершины
Домчались орлы!
О, если б олень
Сквозь кустарник колючий
Скорей доскакал
До желанной скалы!

О, если бы глыбами
Снежных обвалов
В горах раздавило
Свирепых шакалов!

Часть шестая

1

И утро настало.
В саду светляки
Уже погасили
Свои огоньки

И грянули залпы
Могучих орудий,
И доктор к войскам
Поскакал на верблюде:
«Ура!
Мы идём в наступление!»

«За мною,
Герои!
Вперёд!
Напролом!

Сперва
Мы сметём
Ураганным огнём
Те чёрные танки,
Что там, на полянке,
Стоят, притаясь,
За высоким холмом,

Потом
На волков
Мы в атаку
Пойдём,

Потом ягуаров
Мы выбьем
Штыком,

И если к полудню
Получим снаряды,
Мы к ночи врага
Разгромим без пощады!»

И с радостным криков
Он бросился в бой
И всё своё войско
Повел за собой:

«Ура!
Мы идём в наступление!»

И прочь побежала
Орда людоеда,
И доктор за нею:
«Победа! Победа!
Ура!
Мы идём в наступление!»

Как весело гнать
Ошалелых зверей
От мирных селений
Отчизны своей!

И доктор кричит
Своим воинам верным, —
Медведям, слонам,
И тюленям и сернам:

«Спасибо, герои!
Вам слава и честь!»

И вдруг разнеслася
Ужасная весть:

«Врага разгромить
Наши воины рады,
Но кончились
Их боевые снаряды».

Что делать? Что делать?
Седой Айболит
И в небо, и в поле
С тоскою глядит.
Глядит, не летят ли
Сквозь чёрные тучи
Орлы за орлами
На крыльях могучих?
Глядит, не бежит ли
К родным берегам
Отважный олень
По зелёным лугам?

То в небо глядит он,
То в поле глядит,
Но нет никого, —
Только ветер гудит.

А издали смотрит
Злодейка лисица
И подлое сердце её
Веселится.

Часть седьмая

1

А свирепые зверюги
Словно с цепи сорвались
И кровавою
Оравою
По болоту понеслись.

Мчатся танки, танки, танки,
А за ними на волках
Лютые орангутанги
С миномётами в руках.

И кидаются в атаки
За макаками макаки,
И палят из облаков
Тысячи штурмовиков.
Чернокрылые совы и коршуны!

Но, не дрогнув, говорит
Добрый доктор Айболит:
«Буду биться до конца.
Одолею наглеца».

2

А сам всё глядит и глядит, и глядит на далёкие
Синие скалы,
И видит: до скал доскакали, уже доскакали шакалы.
Сейчас до пещеры, до тайной пещеры, злодеи, они добегут,
И динамитом пещеру — да, динамитом! — взорвут.
Но нет...
Поглядите...
О, счастье!
Летит он, летит над скалами,
Летит величавый орёл, летит со своими орлами!
И прямо на них, на шакалов, клюёт их и крыльями бьёт
И падают, падают, падают злые шакалы с высот.

Погибли, погибли проклятые звери,
И ни один не пробрался к пещере —
Хвала вам, орлы сизокрылые!

3

И вот уже с гор по зелёной поляне
Бегут за оленем весёлые лани, —
Снаряды, снаряды везут они.
И рад Айболит, и бойцы его рады:
«Теперь мы врага разгромим без пощады,
Теперь ты пропало, чудовище!»

4

Но тут прилетели четыре дрозда,
Четыре дрозда из большого гнезда.
Они закричали:
«Беда! беда! Глядите, по тёмной дороге
Навстречу оленю бегут носороги!
Сюда через наши леса
Тайком привела их злодейка-лиса!
Сейчас из засады
Они на него нападут
И наши снаряды
Они у него отобьют!
О, храбрый олень!
Он пред ними стоит,
Как гранит!

Но вот он упал и не встал!
Он убит! Он убит! Он убит!
Рогами они забодали его!
Ногами они затоптали его!
И он, бездыханный, лежит на поляне,
И разбежались пугливые лани!
И наши снаряды злодеям досталися,
И наши бойцы без снарядов осталися!
«О, горе нам! горе нам! горе нам!»

И все зарыдали:
«Какая беда!
Такой мы не знали
Ещё никогда!»

И вот со сворою своей
Уже примчался Бармалей.

Он налетел на Айболита
И прохрипел ему сердито:
«Ага, попался, милый мой!
Уж я разделаюсь с тобой!»
И над седою головою
Взмахнул он саблею кривою.

Но вдруг...
Смотрите...
Что случилось?
Рука злодея опустилась.
И побледнел, и задрожал он,
И по болоту побежал он...

Но нет! злодею не спастись!
И с ужасом глядит он ввысь,
И там, вверху, под чёрной тучею
Он видит гибель неминучую.

Часть восьмая

1

Там летит самолёт,
В самолёте — пилот,
Это он, это Ваня Васильчиков!

Он раскрыл парашют.
И смотрите: он тут, —
Он бежит к людоеду проклятому,

Он бежит и кричит:
«Погоди же, бандит, Будешь помнить ты Ваню Васильчикова!»

И акуле своей
Говорит Бармалей:
«Помоги мне,
Акула зубастая!

У тебя за спиной.
Как за крепкой стеной.
Схоронюсь я от Вани Васильчикова».

Но Ванюша вынимает из-за пояса наган
И с наганом налетает на неё, как ураган:

«Слушай, гадина зубастая,
Я скажу тебе, не хвастая:
Коль глотать тебе охота.
Проглоти-ка бегемота,

А со мною, акула, не справишься,
Уж ты мною, акула, подавишься!»
И всадил он Каракуле
Между глаз четыре пули,
И бегом, бегом, бегом
По болоту за врагом.

2

Тут мохнатая горилла
Ване путь загородила:
«Стой, куда ты? не пущу!
Растерзаю, растопчу!»

Но взмахнул он что есть силы
Острой саблей раз и два,
И от бешеной гориллы
Отлетела голова.

И, как бомба, над болотом
Полетела к бегемотам,
Изувечила хорьков,
Искалечила волков,
И в канаву угодила,
Где убила крокодила
И удава контузила лютого.

3

Только глядь, сидит лисица
У студёного ручья:
«Здравствуй, Ваня, храбрый рыцарь,
Я — союзница твоя!»

Но минуты не теряя,
Он пырнул её штыком
И в овраг лисица злая
Покатилась кувырком.
И в крапиву свалилася дохлая.

4

А злодей помчался в гору
По крутому косогору,
Чтоб оттуда как-нибудь
В тёмный лес улепетнуть.

Но Ванюша
За пиратом —
Через поле
Через рожь:

«Нет, проклятый,
Никуда ты
От расплаты
Не уйдёшь!»

И грозит он Бармалею
Острой саблею своею.

5

Оробел, обомлел Бармалей
И, как мел, побелел Бармалей,
И зарыдал Бармалей,
И пред Ваней упал Бармалей:
«Не губи ты меня,
Не руби ты меня,
Пожалей ты меня, пожалей!»

Но Ванюша усмехнулся,
Вправо-влево повернулся
И спросил у медведей,
У орлов и лебедей:
«Пощадить ли Бармалея,
Кровожадного злодея?»

И сейчас же из лесов
Триста тысяч голосов
Закричали: «Нет! нет! нет!
Да погибнет людоед!
Палачу пощады нет!»

И примчалися на танке
Три орлицы-партизанки
И суровым промолвили голосом:
«Ты предатель и убийца,
Мародёр и живодёр!

Ты послушай, кровопийца,
Всенародный приговор:

НЕНАВИСТНОГО ПИРАТА
РАССТРЕЛЯТЬ ИЗ АВТОМАТА
НЕМЕДЛЕННО!»

И сразу же в тихое утро осеннее,
В восемь часов в воскресение
Был приговор приведён в исполнение

И столько зловонного хлынуло яда
Из чёрного сердца убитого гада,
Что даже гиены поганые
И те зашатались, как пьяные.
Упали в траву, заболели
И все до одной околели.
А добрые звери спаслись от заразы,
Спасли их чудесные противогазы

Часть девятая

И смеются медвежата,
Улыбаются моржи,
И с мохнатыми
Зайчатами
Кувыркаются ежи.
Рада, рада вся земля,
Рады рощи и поля,
Рады синие озера
И седые тополя:

«Нет на свете Бармалея,
Кровожадного злодея!
Сгинул лютый Бармалей,
Стало в мире веселей!»

И вороны над полями
Вдруг запели соловьями.

И ручьи из-под земли
Сладким мёдом потекли.

Куры стали павами,
Лысые — кудрявыми.

И корова вдоль села
Поскакала весела

Рады, рады, рады
Светлые берёзы.
И на них от радости
Расцветают розы.

Рады, рады, рады
Тёмные осины,
И на них от радости
Растут апельсины.

То не дождь пошёл из облака
И не град.
То посыпался из облака
Виноград.

Столько пряников и яблоков
И сластей
Вдруг посыпалось из облака
На детей,
Что ребята три недели
Ели, ели, ели, ели
И с набитым животом
Завалились под кустом,
А потом давай сначала
Наедаться до отвала,
Да и то ещё много осталося
Леденцов и орехов несъеденных.

Пляшут гуси с индюками
И ромашки с васильками.
Даже мельница — и та
Заплясала у моста.

Так бегите же за мною
На зелёные луга,
Где над синею рекою
Встала радуга-дуга!

Мы на радугу вскарабкаемся,
Поиграем в облаках
И оттуда — вниз по радуге
На салазках и коньках!

И с весёлым Айболитом
Сам Васильчиков идёт.
Пред героем знаменитым
Расступается народ:

«Слава, слава победителю,
Нашей родины спасителю!»

И герою Айболит,
Улыбаясь, говорит:
«Нелегка была победа
Над ордою людоеда,
Но затем и пролилась
Наша доблестная кровь,
Чтобы каждому досталось
Только счастье, только радость,
Только ласка и любовь!»

Комментарий (Е. Ц. Чуковская)

«Одолеем Бармалея» впервые — в «Пионерской правде» (1942, 19, 26 авг., 1, 9, 16, 23 сент.) Отрывки печатались в «Правде Востока» (1942, 9 авг.). В 1943 году сказка вышла отдельными изданиями в Ереване, в Ташкенте, в Пензе.

Печатается по изданию: Одолеем Бармалея: Воен. сказка / Рис. В. Басова. Литогр. М. Хакимджановым и В. Сапожниковым. — Ташкент: Сов. писатель, 1943. В архиве Чуковского сохранился экземпляр этой книги с небольшой авторской правкой. В настоящий том эти исправления внесены.

В 1943 году сказка была включена в антологию советской поэзии и вычеркнута оттуда лично И. В. Сталиным (см. статью Эдуарда Пашнева «Сталин-цензор» («Литературная газета», 19 ноября 1997).

1 марта 1944 года в «Правде» появился большой подвал под вызывающе грубым названием «Пошлая и вредная стряпня К.–Чуковского». В своей разносной статье П. Ф. Юдин — крупный партийный начальник, академик, в 1938-1944 годах директор института философии АН СССР писал: «К. Чуковский перенёс в мир зверей социальные явления, наделив зверей политическими идеями "свободы" и "рабства", разделил их на кровопивцев, тунеядцев и мирных тружеников. Понятно, что ничего, кроме пошлости и чепухи, у Чуковского из этой затеи не могло получиться, причем чепуха эта получилась политически вредная». Статья состояла из потока политических обвинений и завершалась угрожающим выводом:

«Сказка К. Чуковского — вредная стряпня, которая способна исказить в представлении детей современную действительность. "Военная сказка" К. Чуковского характеризует автора, как человека или не понимающего долга писателя в Отечественной войне, или сознательно опошляющего великие задачи воспитания детей в духе социалистического патриотизма».

В архиве сохранились листы верстки сказки для сборника «Чудо-дерево» (Л., 1944). Сказка стояла в самом конце книги и была выдрана оттуда после разносной статьи в «Правде». В этой верстке имеется небольшая авторская правка, которую мы также учли при подготовке этого издания.

С тех пор сказка никогда не переиздавалась и впервые печатается почти через полвека на страницах настоящего тома. Однако два отрывка из нее, а именно «Часть первую» и «Часть девятую» Чуковский позже включал в свои сборники под названием «Айболит и воробей» и «Радость».

«Айболит и воробей». — Впервые в журнале «Мурзилка», 1955, №1 под названием «У доктора Айболита». Публиковалось стихотворение также под названием «Спасибо Айболиту!».

LinkReply

Comments:
[User Picture]From: asmud
2006-11-16 01:43 pm (UTC)
Взято у doctor_livsy.
(Reply) (Thread)
From: yury_spb
2006-11-16 04:45 pm (UTC)
А что это стихотворение показывает?
Согласись мораль войны немножко отличается
от морали мирного времени.

Крайне неудачный образец пропаганды.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: eterevsky
2006-11-16 04:49 pm (UTC)
Ну, в общем, да. Военное время здесь, пожалуй главное.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: maxim_34_region
2006-11-17 05:00 pm (UTC)
В данном случае, мне представляется, Сталин был прав, и определённым вкусом он всё же обладал.
(Reply) (Thread)